Некоторое понятие о принципах киликийской торевтики может дать орнамент бронзовых зеркал из Убинского могильника XIII-XV вв. На одном целом и другом фракцептированном зеркалах изображены типичные "звериные гоны" сельджукского стиля. Для обоих зеркал характерно тесное переплетение силуэтов зверей с растительным орнаментом. Звери несутся и прыгают, как бы перескакивая из круга в круг, которые образованы непрерывной плетью плюща или виноградной лозы. Вся плоскость тыльной стороны разбита на три концентрических пояса,, заполненных надписью, "звериным гоном" и орнаментом (фрагментированное). Для окладов евангелий киликийских царей вместо рамки характерно окружение надписью. Часто эти надписи исполнялись арабскими куфи. В наружном поясе описанного выше зеркала текст персидский.

Но белореченская торевтика не застала уже того высокого стиля киликийской школы, который характерен для резного деревянного аналоя 1273 г., хранящегося в Ереванском музее, с изображением барса с ошейником, как будто прикрытого чащей леса из элементов орнамента; для рельефа на деревянной двери Монастыря св. апостолов в Муше с изображением скачущих воинов (1134 г); для медного лампадофора из храма св. Георгия в Ани с изображением птиц (Ереванский исторический музей, XI-XII вв.). К сожалению, предметов бытового назначения и изделий ювелиров средневековой Армении этого времени сохранилось мало. "Известно, что художественных предметов из благородных металлов в Армении осталось очень мало - они вывозились из страны и затем распылялись по всему миру," - пишет Н. Степаняы.

Далее автор замечает: "Таковы поздние местные школы армянской миниатюры XIV-XVI вв.; где тканевый набоечный орнамент покрывает все изображенные формы: одежду, архитектуру, деревья и холмы пейзажа, а в конечном счете сами силуэты фигур и лица персонажей превращаются в забавные завитки".

Н. Степанян объясняет этот факт прекращением монументального строительства в Армении и ориентацией всех видов искусств не на архитектуру, а на прикладное искусство, в связи с чем "конструкция постепенно уходит из них - начинается упадок". В результате наступления османов в 1375 г. Киликийское царство прекращает свое существование, но ранее этого, еще в начале XIV в., в его искусстве намечается кризис.

Зная черты стиля киликийской торевтики XIV в. можно лучше разобраться в наконечниках из Белореченских курганов и увереннее указать черты местного стиля. Прежде всего необходимо учесть самостоятельное развитие мужских поясных наборов на Северном Кавказе, прослеживающееся по раннесредневековым аланским, касожским и половецким археологическим памятникам. Как важный момент нельзя не отметить существование и развитие ажурных крышек бронзовых пеналов для хранения оселков, в которых они подвешивались к поясу, и накладных наконечников поясов. Эти пеналы имеют прямое отношение к наконечникам. Не случайно адыги называют вертикальные наконечники в "черкесских наборах" поясов мыжъоупц1э - оселок. Вначале пеналы с чистой лицевой пластинкой имели лишь утилитарный характер. Такой пенал найден в могильнике V-VI вв. Мешоко близ Майкопа (станция Хаджох). Два бронзовых пенала с ажурными лицевыми планками, украшенными растительным орнаментом стержневой композиции (одна с гроздьями винограда), найдены в раннем слое VII - IX вв. Гатлукаевского могильника. Четвертый пенал подобного же типа, обнаружен в разрушенном погребении, видимо, этого же времени или несколько более позднего у аула Ассоколай Теучежского района Адыгейской автономной области. У пего та же стержневая композиция с ажурным заполнением симметричным раппортом из виноградных усиков. Четыре перечисленных пенала имеют продолговатую форму, прямоугольный верх и закругленный нижний конец, т.е. форму каменных оселков, находимых повсевместно в могильниках северозападного Кавказа, и иногда два усика вверху для подвески. Размеры их - от 9 до 12 см.

Восточнее, в г. Нальчике, И. А. Владимировым на "Песчанке" в 1898 г. были найдены три наконечника поясов. Один из них ажурный, с горизонтальной композицией, бронзовый. Второй, самый короткий, - литой из серебра. Третий - отлитый из бронзы, также с рельефным орнаментом и с двумя ушками с прямоугольной стороны. Судя по всему, это такая же лицевая планка пенала, как приведенные из Прикубанья. Очень важен факт находки в одном могильнике рядом с пеналом для оселка накладных наконечников поясов, один из которых имеет такую же сужающуюся закругленному концу форму, как средняя часть белореченских наконечников.

С белореченскими сближает еще эти находки с "Песчанки" и материал (серебро, бронза) и размеры, а также горизонтальная композиция с ажурным решением (изображение неразборчиво, но похоже на геральдических птиц).