Но особенно ценное замечание находим у Абри де ла Мотре: "Необходимо заметить, что черкесы, в особенности жители гор, ведущие торговлю с помощью обмена, не знают ни цены, ни употребления серебра, они пользуются им только для плавки и выделки украшений на рукоятки своих ножей или сабель, что превосходно им удается".

Е. С. Зевакин и Н. А. Пенчко дают и прямое указание на то, что "генуэзцы эксплуатировали также серебряную руду в горах Кавказа и ходили вверх по Кубани".

Джемс Белль упоминает именно о работе с серебром: "...А другой большую часть времени проводит над великолепными работами из серебра". Наконец, косвенным доказательством может служить название ювелира на адыгейском языке: тыжьынашьэ - сребродел (мастер серебряник).

Искусство Золотой Орды, к которому В. П. Левашева относит большую часть вещей белореченских курганов (особенно женскую одежду и ее украшения) и которому приписывает сильное влияние на местную торевтику, не обладало такой самостоятельностью и силой, которые позволили бы ему серьезно действовать на культуру адыгов. И отношения Черкесии с татарами Левашева также не совсем точно изображает. Скорее всего адыги были (временными) данниками Золотой Орды. Например, путешественник XIII в. Вильгельм де Рубрук констатирует следующий факт: "...Выше этого устья (моря Танаидского) находится Зикия, которая не повинуется татарам...".

Н. Каменев вот таким образом представляет положение Черкесии в XIII-XV вв.: "Генуэзцы (примерно после 1266 г.) с дозволения монгольского хана проложили торговый путь через следующие точки: Анапа, ст. Хабльская, Саратовская, Ханская, Царская, р. Кяфар, Большой Зеленчук, ниже древнего селения, где сохранились два христианских храма и часовня; далее через реку Марух на р. Теберду к Кубани и в Карачай... Присутствие европейцев, прочно обеспечивших пребывание свое в среде горских племен (двухвековое), не осталось без влияния на них. Деятельная,, оживленная торговля способствовала улучшению в крае материального быта; покровительство монгольских ханов оберегало край от вторжения кочевых народов".

В итоге выясняется, что в период с XIII по ХУ в. на культуру касогов (зихов) должна была больше влиять византийская, готическая культуры и культура раннего Возрождения тем более, что как раз вблизи Белореченского курганного Могильника проходил торговый путь генуэзцев. В отношении же культуры Золотой Орда имеются следующие замечания Г. А. Федорова-Давыдова.

Разбогатевшие купцы самой разной национальности, Мусульманские правоведы и ученые, русские князья, болгарские ремесленники, осевшие, ставшие горожанами половцы и т.д. и т.п не могли за короткий срок, в атмосфере искусственного подъема городского ремесла, создать цельный художественный стиль". И по адресу торевтики: "Зеркала наглядно показывают нам эклектизм и разнобой в стиле, господствовавший в золотоордынское время".