Земельная реформа

Включение Северо-Западного Кавказа в административную систему Российской империи произошло в тот период, когда в ней после отмены крепостного права в 1861 году стали быстро развиваться капиталистические отношения. Исчерпав ресурсы метрополии, капиталисты и помещики стали искать дополнительные источники сырья и рынки для сбыта своих товаров. Идя навстречу нарождающейся буржуазии, царское правительство пошло на частичную отмену крепостнических порядков на окраинах страны, чтобы лучше приспособить их экономику к растущим запросам российского капитализма.

В этих же целях на Северо-Западном Кавказе, спустя почти 7 лет после отмены крепостного права в России была проведена крестьянская реформа. Она прошла в несколько специфических условиях, порожденных низким уровнем общественного строя адыгов, колониальной политикой, которую проводило царское самодержавие на С. З. К. "Главной особенностью этой реформы явилось прежде всего то, что предпосылки буржуазных преобразований не вытекали непосредственно и только из внутреннего развития адыгского общества, поскольку у них еще не было полностью сложившегося феодализма, а определялись они, главным образом, экономическим развитием России, влиянием российского капитализма."

Вместе с тем одним из существенных факторов, делавших необходимым проведение крестьянской реформы на Северо-Западном Кавказе, явились начавшееся проникновение элементов капитализма в экономику адыгов предреформенных лет и антиколониальная борьба горских крестьян, вызванная усилением социального и национального гнета.

Накануне реформы военно-политическая обстановка в горских округах Кубанской области характеризовалась наличием своеобразного "кризиса" в феодальных верхах общества, вызванного возможным ограничением их родовых прав в ходе реформ и повышением политической активности всех крестьянских сословий, находившихся в различных формах зависимости от князей и дворян.

Феодалы, интересы которых серьезно ущемлялись реформой, стремились не допускать или же, в крайнем случае, отодвинуть ее. Крестьяне, видя в реформе средство избавления от крепостнической зависимости, добивались проведения ее с свою пользу.

Это напряженное положение в горских обществах края обострилось еще больше после обнародования в январе 1865 года правительственной позиции, основной смысл которой заключался в том, что "крестьянский вопрос в Кубанской области не будет решен, пока хозяйство владельцев не получит некоторого благоустройства".

Стремясь "как можно больше извлечь из своего права" для восстановления хозяйства, горские феодалы еще больше усилили социальный гнет. В свою очередь, и крестьяне, ожидая скорого освобождения от феодальной зависимости, старались "как можно меньше дать владельцам". На этой основе обострялись взаимоотношения между феодалами и крестьянами, и последние, "рассчитывая на близкое освобождение, стали оказывать неповиновение владельцам". Это напряженное положение усилилось еще больше после восстания абхазских крестьян в 1868 году, что, в свою очередь, вызвало волнение крестьян в Кабарде, а оттуда оно "сообщалось жителям Зеленчукского округа и особенно Лабинским горцам" Кубанской области.

Обеспокоенное развитием событий, кавказское командование потребовало от начальника Кубанской области принять меры против горских крестьян. Помощник начальника Кубанской области по управлению горцами Дукмасов предписал начальникам округов строго следить за тем, чтобы "в народе не распространялись свободные слухи, могущие иметь дурное значение для спокойствия края". Выполняя это распоряжение, начальники округов принимали меры, чтобы не допустить распространения идей классовой борьбы среди горцев Кубанской области.

Однако борьба горских крестьян продолжалась, принимая разнообразные формы. Так, крестьяне аула Темиргоевский 29 апреля 1867 года подали жалобу Главнокомандующему Кавказской армии, в которой они просили вызволить их "из-под ига князей", от которых получают одни "истязания и изнурения". 12 мая того же года крестьяне аула Хатажукай просили Главнокомандующего Кавказской армии избавить от крепостной зависимости и сравнить их "с коренными верноподданными своими в отношении выкупа из крепостной зависимости". В июне 1867 года крестьяне аула Хатукай "отказались от работы своим владельцам" и послали депутацию к начальнику Лабинского округа, которая потребовала "освободить их от рабства". Часть депутации была арестована начальником округа. При отправлении в тюрьму арестованные оказали сопротивление.

Недовольство горских крестьян принимало форму открытых выступлений. Наивысшим проявлением их явилось Ходзьское восстание 1868 года, порожденное притеснением крестьян владельцами и властями, стремившимися присвоить себе лучшие земли. Оно было ускорено злоупотреблениями царских чиновников, которые поддержали феодалов, произвольно взыскивали с крестьян налоги в свою пользу. Поводом явилась попытка переселить некоторые аулы в худшие места под видом подготовки земельной реформы, а также запрещение горцам носить оружие.

Однако в самом начале восстания царской администрации удалось расколоть движение. 23 апреля около 400 человек отошли от восстания. Основное ядро восставших в количестве 200 человек отказалось сложить оружие. 25 апреля регулярные части царских войск окружили ходзьские аулы. Тогда еще вышли из аулов около 150 человек и сдались царским войскам. Оставшиеся в количестве 56 человек заняли поселок Дашковский (Докшукохабль) в центре ходзьских аулов, укрепили его завалами и приготовились к сражению. По приказу начальника Кубанской области Сумарокова-Эльстон 26 апреля царские солдаты пошли на штурм поселка; защитники его оказали упорное сопротивление, но потерпели поражение. Участники восстания были арестованы и сосланы в Сибирь.

В такой обстановке в Кубанской области были подготовлены и проведены реформы. Первым шагом в осуществлении реформ явилось обнародование "Положения об устройстве поземельного быта горских племен Кубанской области" (1861 г.), разработанного командующим войсками Кубанской и Терской области - Евдокимовым. Однако по этому положению были наделены землей только феодалы ногайского и абазинского народов Верхне- и Нижнекубанского приставств, но это не коснулось адыгов.

Когда же достаточно ясно обозначился исход Кавказской войны, царизм приступил к реализации основных целей своей колониальной политики. По распоряжению царского правительства в 1862 году генералом Евдокимовым был подготовлен новый проект "Положение о заселении предгорий Западной части Кавказского хребта кубанскими казаками и другими поселенцами из России", в котором решение земельного вопроса среди адыгов было поставлено в прямой зависимости от наделения землей казачьих войск и русских поселенцев. По этому положению земельные преобразования в течение 1862-1863 годов были продолжены в Урупском и Зеленчукском округах Кубанской области. В первую очередь землей были наделены крупные царские сановники и горские феодалы. Что касается адыгов, и на этот раз очередь до них так и не дошла.

После окончания Кавказской войны царское правительство продолжало работу по завершению земельных преобразований. В течение 1867-1870 гг. в Екатеринодарском отделе 30 крупным царским военным сановникам было отмежевано около 80 тысяч десятин земли, в т.ч. графу Евдокимову - более 10,6 тыс., г.-л. ЛеванМеликову - 8,2 тыс., г.-л. Карцову - 7,6 тыс., Сумарокову-Эльстон - 6,5 тыс. дес. и т. д. Представители горской феодальной знати отдела, в т. ч. г.-м. П. Могукоров, полковник Могукоров и др., получили более 3 тыс. дес. земли. Кроме того, 9 русским станицам и селам отмежевано более 60,3 тыс. дес. Землю в общинное владение получили также некоторые адыгейские аулы. Полностью земельные реформы в отделе были завершены лишь в начале XX века.

В Майкопском отделе более 150 царским военным чинам в те же годы было отмежевано более 100 тыс. дес. земли, в т. ч. г.-а. Лорис-Меликову - 2,7 тыс., г.-м. Кравцову- 1,1 тыс., полковнику Смеловскому - более 1 тыс. дес. земли и т. д. Около 130 горским феодалам выделено около 35 тыс. дес. земли, в т. ч. поручику Ахеджакову - почти 1,2 тыс., прапорщику Б. Болотокову - 1,1 тыс., подпоручику Догужиеву - 525 дес. земли и т. д. 62 русским станицам отмежевано более 1 млн., 31 адыгейскому аулу - 137,5 тыс. дес. земли и т.д.

В целом Земельная реформа на Северо-Западном Кавказе была проведена исключительно в интересах царизма, крупного военно-чиновничьего аппарата и горских феодалов, но отнюдь не в интересах крестьян. Как и в Центре России, земельная реформа на Северо-Западном Кавказе явилась первым массовым насилием над крестьянством в интересах рождающегося капитализма, помещичьей чисткой земель для развития капитализма.