Изменения в экономике

Несмотря на неблагоприятное внешнее (обострение международных отношений) и внутреннее (продолжающиеся междоусобицы и работорговля), положения, в хозяйстве местного населения Северо-Западного Кавказа в первой трети XIX в. происходили структурные изменения. В ходе экономического освоения края и развития в нем товарно-денежных отношений доминирующее положение в хозяйстве адыгов приобретает земледелие, охватывая и те районы, в которых преобладало животноводство.

По свидетельствам многочисленных авторов (европейских и российских), побывавших на Северо-Западном Кавказе в первой половине XIX века, наибольшее развитие земледелие получило в бассейнах Лабы и Белой, Псекупса и Пшиша, в Сочинской, Адагумской, Цемесской и других долинах, в которых были "прекрасно обработаны земли", в результате чего у населения "царило материальное довольствие".

Расширение масштабов земледелия у адыгов происходило прежде всего за счет освоения закустаренных и заболоченных мест, освоения горных склонов и в ходе арендования земли в Черноморской кордонной линии и у русского земледельческого населения, трудившегося по соседству с "мирными" адыгами. Как признавал атаман Черноморской кордонной линии генерал Рашпиль, последние "пользовались всеми потребностями" от русского населения, благодаря чему они "значительно улучшили свою домашнюю жизнь.

Основными сельскохозяйственными культурами, производством которых в рассматриваемое время занимались адыги, являлись пшеница, ячмень, просо, кукуруза, подсолнечник, овощи и фрукты. Ведущими оставались просо и кукуруза. В степной полосе с этими культурами сравнивались пшеница и ячмень, а в горной части - садоводство и виноградарство. Особенно привлекали сады в ущельях Хосты и Аше, в верховьях Шахе, урочище Гастагакей, округ Вардане, Псезуапс и другие места, изобиловавшие сливами, яблоками, ягодами и другими культурами. Вино, приготавливаемое "убыхами, гуайе и натухаевцами, "хорошего вкуса", а водки их нисколько не уступали в доброте французским".

По свидетельствам очевидцев, в первые десятилетия XIX века больше всего адыги выращивали из огородных культур тыкву, капусту, лук, чеснок, перец, огурцы, фасоль, дыни, арбузы, петрушку, а кое-где и табак.

На протяжении столетий адыги выработали с учетом местных особенностей наиболее рациональные приемы земледелия. Перепашка полей, применение севооборота, создание местных высокоурожайных культур, средства защиты посевов, использование дренажа, террасовки и орошения полей и другие приемы агротехники возделывания полей получили высокую оценку специалистов, побывавших на Западном Кавказе.

Техника для обработки земли не претерпела коренных изменений. Землю адыги пахали деревянным плугом с железным лемехом в предгорных равнинах, и малым деревянным плугом - в горных районах, но с некоторым усовершенствованием тех и других видов. Адыги продолжали пользоваться деревянными боронами и хворостяными связками, но кое-где, главным образом у зажиточных слоев, появились более совершенные бороны, считавшиеся "полезной принадлежностью общества". Уборку хлеба производили главным образом с помощью серпа и косы, молотили его, как и раньше, на токах с помощью волов и лошадей, а также молотильными досками, сконструированными в начале XIX века. Зерно мололи ручными, отчасти и водяными мельницами, появившимися уже во многих местах Закубанья.

Применение рациональных приемов обработки земли давало возможность получать относительно высокие по тому времени урожаи хлебов. По подсчетам Н. Клингена в Сочинском районе кукуруза давала с десятины более 150 пудов, гоми (проса) - 150 пудов, пшеница - 175 пудов. Согласно "Запискам" Лапинского (1860 г.) в Закубанье каждый двор ежегодно производил 200 сапет хлеба (сапет равен 45 фунтам), что составляло на весь край от 7 до 8 млн. сапет (более 7-8 млн. пудов).

Второй ведущей после земледелия отраслью хозяйства адыгов было животноводство. Авторы, писавшие о хозяйстве адыгов в рассматриваемое время, констатировали наличие у них больших табунов лошадей, стада скота и овец. Жители равнины занимались преимущественно разведением крупного рогатого скота и лошадей, а в горной полосе предпочтение отдавалось мелкому рогатому скоту. В основе животноводства на плоскости лежала подножная система содержания, а в горной полосе - отгонная.

У адыгов рогатый скот, как отмечал Хан-Гирей, был "сложен хорошо, сносен для работы, тучен", а коровы "весьма обильны молоком". Подтверждая это, русский агроном Гейдук утверждал, что молочность горской коровы выше, чем коровы степной части Предкавказья.

Значительное развитие у адыгов получило и овцеводство. По Хан-Гирею адыгские овцы особой породы и принадлежат к так называемой "калмыцкой породе". Д. Белл сообщил, что в Цемесской долине разводятся овцы, которые "принадлежат" к породе гладкохвостых, широкий жирный нарост которых "необыкновенно нежен". В хозяйстве адыгов, особенно в горных районах, немалое значение имели и козы. Они давали мясо отличного вкуса, много молока, из чего готовился хороший сыр. Козы давали также "очень длинную шерсть", столь необходимую для "домашних надобностей". Адыги, преимущественно на равнине, разводили и буйволов, использовавшихся для получения высококачественного молока и, отчасти, в качестве рабочей силы.

Важной отраслью животноводческого хозяйства адыгов являлось коневодство. Породы черкесских лошадей славились своей выносливостью и быстротой. По свидетельству М. Венюкова, у адыгов были лошади, на которых в летнее время можно было проехать полтораста верст от утренней зари до вечерней. Особенно славились лошади кабардинской породы, которых с охотой покупали не только на Западном Кавказе, но и в России. От них мало отставали лошади темиргоевской породы, разводившиеся помещиком Т. Шовгеновым.

По сведениям К. Сталя в Закубанье на 53,4 тыс. черкесов и ногайцев, покорных или бывших покоренными России до 1849 года, приходилось всего 350 тыс. голов всех видов скота, в том числе 35 тыс. лошадей, 60 тыс. крупного рогатого скота, 260 тыс. голов овец. Для более позднего времени (1860 г.) в "Записках" Лапинского сообщалось, что на весь край имелось от 100 до 120 тыс. лошадей, около 200 тыс. голов крупного рогатого скота, 500 тыс. овец и 1 млн. 800 тыс. коз.

Тем не менее адыги занимались улучшением племенного дела. Коровы украинской породы они покупали у русских казаков и обновляли ими свои стада. Обновлялась также порода овец за счет разведения тонкорунных.

Значительное место в хозяйстве адыгов занимало пчеловодство. Многие авторы первой половины XIX века, изучавшие историю народов Северного Кавказа, высоко оценивали адыгское пчеловодство. По сведениям С. Броневского, еще в начале XIX века адыги держали пчел "в ульях плетневых на подставках", во время полевых работ они перевозили их "с одного места на другое", что позволяло получать доброкачественный мед. Комиссия Хатисова-Ротиньянц, исследовавшая в 1866 году Северо-Восточный берег Черного моря, констатировала, что адыгский мед отличного качества и он не имел равного себе в мире. Благодаря этому он являлся одной из статей экспорта.

По данным Лапинского, к 60-м годам XIX века у адыгов было около 150 тыс. ульев, почти в 6 раз больше, чем в 70-х годах XVIII века. Адыги имели много опытных пчеловодов, пользовавшихся признанием за пределами Закубанья. В 60-х годах XIX века русские предприниматели нанимали пчеловодов из числа адыгов.

Определенное место в адыгейском хозяйстве занимали также шелководство, рыболовство и охота.

С сельским хозяйством были связаны домашняя промышленность и кустарные промыслы. Чрезмерная привязанность адыгов к земледелию и животноводству определила характер и особенности горского ремесла, довольно обстоятельно освещенных наблюдателями, побывавшими на Западном Кавказе в первой половине XIX века. Согласно этим данным адыги производили сукно, бурки, холст, принадлежности верховой лошади и человека, холодное и огнестрельное оружие, домашнюю утварь, кожевенные и гончарные изделия и другие, многие из которых приобрели товарный характер.

Несмотря на несовершенность орудий труда, адыги производили изделия, отличавшиеся прочностью, красотой и изящностью, пользовались большим спросом не только внутри, но и за пределами Закубанья. Известного совершенства достигли, в частности, кузнецы, оружейники, седельники, скорняки, ременщики, серебряного и золотого дел мастера, ткачи и т. д.

В первой половине XIX века среди адыгов намечается процесс специализации кустарей и ремесленников по отдельным отраслям: ткацкое, кузнечное, оружейное, ювелирное, шорное, седельное, бурочное и др. Наличие довольно узкой специализации среди адыгейских ремесленников и кустарей способствовало развитию их профессионального мастерства. Так, в работе по изготовлению седла участвовали: арчачник (уанэш1э), шорник (шъуашЬ), кузнец (гъук1э), ювелир (дышъаш1э). Происходил процесс превращения отдельных отраслей кустарничества и ремесла адыгов в мелкое товарное производство.

Развивалась также горнодобывающая и обрабатывающая промышленность. Толчком к этому явились обострение внешнеполитической обстановки, а затем и начавшиеся на С.З.К. военные действия царских войск. Сокращение импорта железа вынудило адыгов уделить больше внимания добыче и разработке железной руды. В первой половине XIX века ее добывали в горах Ного-Косога на границе абадзехов и абазинцев, в районе Сочи, Ильском ущелье и других местах. Много печей и домниц, использовавшихся для получения железа, было затем обнаружено русскими исследователями вблизи Аше, в районе Тубе и в предгорьях Оштена.

В рассматриваемое время на землях адыгов выявились и месторождения нефти. Но она добывалась в незначительном количестве и кустарным способом, главным образом, из т. н. колодцев - ям. Население сначала применяло ее для смазки осей в арбах, для лечения коросты на лошадях и рогатом скоте. Впоследствии ее использовали в качестве осветительного материала. Определенную прибыль нефтяные источники стали приносить с развитием торгово-экономических отношений с Россией.

Были известны добыча и использование каменного угля. Упоминание о его добыче встречается у Д. С. Белля. Когда в 1837-1839 годах он находился в Цемесской долине, владелец Шамуц рассказывал о том, что здесь найдено месторождение угля и что на севере края он уже "входит в употребление как топливо".

В "Записках" Лапинского говорилось о том, что в землях убыхов имелись шахты для добычи каменного угля 9. Адыги изготовляли порох, используя для этого селитру; они вываривали соль из морской воды, варили мыло домашним способом. Однако операции по их производству осуществлялись кустарным способом.

Конечно же, добываемые таким путем железо, соли, мыло и другие предметы далеко не удовлетворяли потребности адыгов и они были вынуждены обращаться к царским властям с просьбой об организации свободного провоза через кордонные линии железа, солей и других товаров. Однако, используя торговлю этими предметами как средство давления на непокорных адыгов, царская администрация регламентировала их импортирование в Закубанье. Естественно, железо и соль не могли решить проблемы адыгов, чем воспользовались Турция, Англия и другие государства для усиления своего влияния среди адыгов.

На хозяйственные процессы на Западном Кавказе соответствующее влияние оказывало дорожное строительство. Прокладывая вглубь Закубанья шоссейные и грунтовые дороги, царское правительство исходило прежде всего из военно-стратегических целей, но тем не менее это не способствовало развитию торгово-экономических отношений.

Не только военное, но и хозяйственное значение имело, в частности, строительство дороги "Ставропольский шлях" в 20-х годах XIX века, которая соединила крепость Св. Дмитрия (ныне Ростов-на-Дону) со Ставрополем и Екатеринодаром. В 1834 году завершилось сооружение военной дороги, связавшей Кубань с Черноморским побережьем. На дорогах вдоль р. Кубани и на побережье были построены крепости: Усть-Лабинский, Прохладненский, Константиновский. В течение 1837-1839 годов по Черноморскому побережью были основаны укрепления: Суджукское - в одноименной бухте при р. Цемессе, переименованное затем в Новороссийское; Александрийское (ныне Кабардинка)- по той же реке Цемессе; Новотроицкое - при р. Пшада; Михайловское (ныне Архипо-Осиповка) - при реке Вулан; Тенгинское - при реке Шапсухо; форт Вельяминовский (ныне Туапсе) - при реке Туапсе; форт Александрия (ныне Сочи); укрепление Св. Духа (ныне Адлер) - на мысе Константиновском и т. д. Многие из них затем переросли в города, ставшие центрами торгово-экономических и культурных связей йдыгов с Россией. Однако в условиях активизации Кавказской войны их значение было сведено до минимума.