Борьба адыгов против социального и национально-колониального гнета

Особенности социально-экономического развития пореформенной Адыгеи, выразившиеся в переплетении развивающегося капитализма и феодально-родовых пережитков, в сочетании непомерно высоких повинностей с прикрытыми патриархальными обычаями классовым угнетением, привели к тому, что борьба крестьян против горской эксплуататорской верхушки и самодержавного строя проявлялась в различных формах, начиная от неповиновения власти, отказа от уплаты налогов и подачи жалоб в вышестоящие инстанции и кончая открытыми выступлениями против существующего строя и массовыми вооруженными восстаниями.

23 ноября 1889 года жители аула Егерухай Майкопского отдела во главе с И. Тхакумашевым собрались около правления и потребовали, чтобы старшина Б. Махошев ушел со своего поста. В ходе вооруженного столкновения с представителями властей Махошеву были нанесены побои, в результате которых он в течение месяца лечился в ст. Лабинской. После проведенного следствия 15 активных вожаков масс были приговорены к различным срокам тюремного заключения и каторжных работ. В августе 1899 года около 20 жителей аула Новый Бжегокай Екатеринодарского отдела отказались от несения караульной службы. По распоряжению участкового начальника над горцами Екатеринодарского отдела все они были приговорены к аресту сроком на 7 суток каждый.

Не находя выхода из тяжелого положения, адыгейские крестьяне становились на путь открытых вооруженных выступлений против социального и колониального угнетения. Однако к борьбе народных масс зачастую присоединялись и некоторые представители адыгской знати и мусульманского духовенства, которые были враждебно настроены против самодержавной власти за то, что она ущемила их родовые права в ходе реформ 60-70-х годов XIX века. Эта часть адыгейских верхов пыталась использовать антиколониальную борьбу трудящихся как средство давления на царизм, чтобы заставить его идти на уступки, или же, если этого не получится, переселиться в Турцию с бывшими своими "холопами", восстановить над ними утраченные позиции с благословения единоверного султана.

Не разобравшись в истинных намерениях местной знати, горские крестьяне в 70-х годах XIX века развернули борьбу за переселение в Турцию. Осенью 1872 года 8 аулов Майкопского уезда, руководимые К. Унароковым и Э. Джанкетовым, пришли в волнение и потребовали от царских властей разрешения на переселение в Турцию. Осенью 1873 года вновь повторилось это выступление адыгов Майкопского уезда, но уже поддержанное горцами Екатеринодарского и Баталпашинского уездов. С помощью воинских частей царские власти усмирили эти выступления. Осуществив массовые репрессии над участниками выступлений, они отказали в удовлетворении основных требований горских крестьян.

Характерно, что справедливая борьба адыгских крестьян находила сочувствие и поддержку со стороны русских трудящихся Кубанской области. "Толпы горцев с Джанкетовым и Унароковым", которые разъезжали за последнее время по аулам "для подговоров жителей к присяге", писал, в частности, пристав 2-го участка Майкопского уезда 3 июня 1873 года, "взволновали в тех местностях, где проезжала толпа, русское население". Обеспокоенные этим, царские власти установили караулы "их казаков служилого разряда между станицами Тенгинской, Гиагинской за Келермесской по реке Ульке", вменив им в обязанности не допустить общения русского населения с восставшими горцами.

Не успело крестьянское движение утихнуть в аулах Майкопского уезда, как оно началось в аулах Екатеринодарского уезда. Весной 1874 года массовый характер оно приняло в аулах Гатлукай, Лакшукай, Казанукай, Габукай, жители которых добивались переселения в Турцию. И на этот раз с помощью военной силы царским властям удалось усмирить восставших. Получив донесение о событиях среди кубанских горцев в апреле 1874 года, император распорядился запретить переселение горцев в Турцию. Однако в последующие годы мнение о разрешении переселения в Турцию горцев Кубанской области стало возобладающим в кругах Кавказской администрации. В результате, в 1888 году жители аула Хаджемуковского переселились в Турцию, а в 1890 году - почти все жители аула Унароковского, Натырбово, Бгуашехабля, Джанкетовского, Бенокского и др.

В последующие годы переселенческое движение среди кубанских горцев стало постепенно утихать. Этому способствовали распространяющиеся слухи о намерении царского правительства завершить решение земельного вопроса среди горцев, сведения, поступавшие из Турции о тяжелом положении махаджиров. Видя, что стремление горцев к переселению в Турцию вызывалось бедственным положением, но отнюдь не ненавистью к русскому населению, кавказская администрация начала менять свое отношение к махаджирству. Когда же в конце октября 1897 года некоторые семьи ряда аулов Екатеринодарского отдела решили переселиться в Турцию, начальник Кубанской области объявил, что "переселение их в Турцию допущено не будет, почему дальнейшие по этому вопросу сочинения и домогательства ничего кроме вреда им лично и их благосостоянию принести не могут"

Широкое распространение среди горских крестьян приняла борьба против непосильных налогов и повинностей, которыми их облагало царское правительство. Большие масштабы она приняла в большинстве аулов Майкопского отдела. В ауле Хакуриновском того же отдела, например, 3 июля 1887 года борьба вылилась в вооруженное столкновение крестьян с царскими властями и аульскими богатеями. Причиной этого выступления послужил растущий гнет аульчан, дальнейшее ограничение его прав органами власти и богатеями. Поводом же явилось обсуждение призывных списков и принятие по ним решения на собрании аульчан, состоявшемся 3 июля 1887 года. Жители аула в числе около 100 человек потребовали уничтожения указанных списков и приговора общества по ним и, не получив удовлетворения своего требования, ворвались в аульское правление, избили старшину, писаря и эфенди аула, участвовавших в составлении этих списков. Восставшие крестьяне заставили старшину присягнуть в том, что списки и приговор по ним, составленные ими в аульском правлении, настоящие, и сожгли их.

Против восставших крестьян были приняты чрезвычайные меры. Опасаясь, что "беспорядки в ауле Хакуриновском могут еще больше усилиться и окажется невозможным восстановить спокойствие мерами полиции", 5 июля 1887 года было дано указание командиру 1-го Урупского полка о посылке усиленного наряда в распоряжение Майкопского уездного начальника "для восстановления спокойствия в ауле Хакуриновском". Тем временем начальник Майкопского уезда, приехавший в аул, призвал жителей не "поддаваться ложным слухам, распространяемым между ними злонамеренными людьми", преимущественно лицами, приезжающими из Турции.

Из рапорта 1887 года начальника уезда на имя атамана Кубанской области явствует, что "брожение умов среди горского населения" происходило оттого, что "смысл распоряжения о привлечении инородцев к отбытию воинской повинности" превратно толкуется не только "разными неблагонадежными людьми" - муллами и богачами, "облагодетельствованными царским правительством", но "даже из русских". Касаясь причин восстания, в рапорте подчеркивается, что "раньше всех к натуральной воинской повинности" привлекались "освобожденные от зависимости владельцев горские крестьяне". Этим и объясняется, что "участниками происходивших в Хакуриновском ауле беспорядков в большинстве оказываются крестьяне".

В ходе процесса на Екатеринодарском окружном суде к лишению всех прав и имущества и отдаче в исправительные арестантские отделения, начиная от одного года до 5 лет, были приговорены главные руководители восстания В. Емшуков, Т. Аутлев, Ч. и Т. Сиюховы, И. Хуажев, Р. Надрухаев, Н. Аутлев, а остальных участников - к различным срокам тюремного заключения от 2 месяцев до 3-х недель.

Борьба против усиливающегося капиталистического гнета велась и горскими жителями. Широкую гласность на Кубани и за ее пределами получило вооруженное столкновение трудящихся масс Майкопа с воинскими частями 15 июля 1891 года, которое в кругах царской администрации квалифицировалось как "вооруженное восстание против властей". Причиной выступления горожан послужили непосильные налоги и подати, которыми облагала их городская администрация, и злоупотребления, допускавшиеся при их взыскании. Поводом его явилось "приведение в действие" закона от 3 июня 1879 года "Об убое зачумленного скота" и строительство в этих целях различных приспособлений за счет сбора дополнительных налогов с горожан.

15 июля 1891 года жители Майкопа массами явились к месту строительства приспособлений для убоя зачумленного скота и вступили в вооруженное столкновение с царскими войсками. В ответ на открытие огня горожане оказали "сопротивление войскам", они "бросали камни и били солдат палками". По распоряжению властей были арестованы наиболее активные участники столкновения с войсками в количестве 28 человек. В апреле 1892 года на заседании Екатеринодарского окружного суда пятеро вожаков вооруженного выступления жителей Майкопа Ф. Андрейченко, А. Романченко, Г. Руссау, Т. Гаврилов, Ф. Галкин были "приговорены к отдаче в арестантские отделения".

Характерно, что вооруженная борьба трудящихся Майкопа, вылившаяся 15 июля 1891 года в жестокую схватку с царскими войсками, нашла широкое сочувствие и поддержку не только среди русского, но и горского населения Кубанской области. Оспаривая приговор Екатеринодарского окружного суда по делу о майкопских событиях 1891 года, исполняющий обязанности начальника Кубанской области г.-м. Малама в сентябре 1892 года писал, что такая снисходительность к участникам сопротивления властям могла "послужить опасным примером для соседних аулов, которые были почти уже готовы оказать такое же сопротивление".

Отличительными чертами освободительного движения в Адыгее, проходившего в пореформенное время, являлось то, что борьба горских трудящихся против социального и колониального гнета находила сочувствие и поддержку со стороны русских трудовых масс. Вместе с тем и сами горские трудящиеся не только солидаризировались с борьбой русских рабочих и крестьян, но и оказывали им поддержку.

На повышение классового сознания русских и горских трудящихся Адыгеи растущее влияние оказывали революционные агитаторы, которые приезжали из Центральной России, а также из-за границы. Царские власти принимали все меры, чтобы воспрепятствовать притоку революционеров, но это не приводило к желаемым результатам. Большим событием в освободительном движении на Северо-Западном Кавказе явилось создание в 1895 году ленинского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", который впервые соединил рабочее движение с научным социализмом. По его примеру социал-демократические организации образовались на Кавказе - в Баку, Тифлисе, Ростове-на-Дону, Екатеринодаре и других городах. На развитие рабочего движения в Кубанской области, как на всем Северном Кавказе, большое влияние оказал Донской комитет РСДРП, возникший в 1898 году. Он поддерживал связь с социал-демократическими кружками Майкопа, Армавира и других городов, проводил среди них политическую работу и снабжал их нелегальной литературой.

Под воздействием социал-демократических организаций на Кубани произошли первые выступления рабочих. В феврале 1900 года на ст. Тихорецкой около 200 железнодорожных рабочих, возмущенных тяжелыми условиями жизни, избили полицейских и разогнали железнодорожную администрацию. В конце 900-х годов на ряде предприятий Майкопа рабочие выступили против злоупотребления хозяев и предпринимателей.

В начале XX века, когда Россия вступила в империалистическую стадию развития, рабочие и крестьянские выступления в Адыгее, как и на всем СевероЗападном Кавказе, под руководством РСДРП принимает организованный и целенаправленный характер.