Антиколониальная борьба адыгов в 30-60 годах XIX века

Итоги Андрианопольского мира, означавшие усиление позиций России на Кавказе, вызвали настоящий переполох в правящих кругах Англии. Все чаще стали раздаваться призывы к войне с ней, к созданию широкой антирусской коалиции, способной проучить Россию. За словами последовали и действия. С одной стороны, английское правительство активизировало подрывные действия, посылая своих агентов в пределы Черкесии, призывавших горцев к усилению сопротивления Российской империи, с другой стороны, доставляя им оружие, порох, свинец и красные товары", и в то же время вывозя множество невольников и получая на этом огромные прибыли. Более широкий размах англо-русские противоречия приобрели после Ункяр-Искелессийского секретного договора, который подтверждал нерушимость Андрианопольского трактата, укреплялись ближневосточные позиции России. В английской и французской прессе поднялась антирусская кампания, требовавшая аннулирования договора, поддержанного Австрией. Впоследствии в лондонских конвенциях 1840-1841 гг. Англия добилась аннулирования успехов России в 1833 г.

В то же время царское правительство не думало отказываться от задачи полного присоединения Северо-Западного Кавказа к России. Официально не отказываясь от торгово-экономических связей с горцами, царизм активизировал военные действия. Участились карательные экспедиции вглубь Черкесии. Так называемые "немирные" горцы лишались права торговли в пределах России. Вдобавок к этому в 1839 г. завершается Черноморская береговая линия, организовывается постоянное крейсерство российских кораблей вдоль всего побережья, направленное против не санкционированной торговли иностранных купцов в крае.

Обострению обстановки в крае способствовали подрывные действия иностранной агентуры. В контакте с лидером прибрежных адыгов черкесским князем Сефер-бей Заном турецкая агентура в лице Сеид-Ахмед-паши, Али-бея и др., и английские разведчики Д. Белл, Лонгворт, Стюарт, Найт и др., инструктируемые и направляемые Понсонби и Уркартом из английского посольства в Константинополе, призывали адыгов к борьбе с царской Россией. В течение 1836-1839 гг. английские агенты "подбивали" адыгов к принятию "национальной присяги" против России. При этом каждый присягающий обязан был "остаться верным своей стране, не входить ни в какие сношения с русскими ни через торговлю, ни через какое-нибудь другое общение".

Однако принятие этой присяги проходило не без инцидентов. 3 октября 1837 г. на собрании натухаевцев нижнего Азипса, в ответ на обращение знати в лице Шахан-Гирея к народу, "сначала поднялся ропот по отношению к присяге, затем стали кричать: это англичане виноваты, что нас заставляют принять присягу. Позор тому, кто примет присягу". За этим последовали вооруженные столкновения между адыгейской знатью и трудовыми массами. Англичанам и их сторонникам приходилось быть постоянно настороже, ибо в любой момент на них могло быть совершено нападение. Их сопровождали вооруженные отряды из знати, готовые "сжечь дома тех, которые будут сопротивляться принятию присяги".

Призывы англо-турецкой агентуры, возможно, не нашли бы активной поддержки со стороны горских трудящихся, если бы не ведущаяся колониальная война царизма на С.З.К. Занимая плодородные долины рек, царские войска лишали адыгов возможности заниматься земледелием и животноводством. Из-за усиления военных действий торговля на кордонной линии приостанавливалась, а блокирование побережья военными кораблями лишало их возможности вести заморскую торговлю. Несмотря на неурожай 1839 г., царское военное командование запретило продажу хлеба "немирным" адыгам, полагая, что таким путем можно заставить их "на все согласиться". В ответ на это прибрежные адыги в 1840 г. подняли восстание, прорвали Черноморскую береговую линию и взяли Лазаревское и Михайловское укрепления, Вельяминовский и Николаевский форты.

В кругах царской администрации верх взяли сторонники решения кавказского вопроса с помощью военной силы. Завершив перенесение кордонной линии с Кубани на Лабу и построив на ней Зассовское, Михайловское, Темиргоевское и другие укрепления, командование царских войск развернуло наступательные действия протиа адыгов. В предгорных равнинах и горной полосе велись кровопролитные сражения, в ходе которых царские войска захватывали новые земли, вырубались леса, уничтожались аулы и заселялись они казачьими поселенцами. При этом особой жестокостью отличались Евдокимов, Власов, Засс и другие генералы. В своих донесениях в Петербург Засс, например, хвастливо описывал как уничтожал черкесские аулы и возвращался с победой из-за Кубани. Император с удовлетворением воспринимал все это. За верную службу он был награжден орденом "Святого Владимира 3-й степени". Оказывая героическое сопротивление царским войскам, адыги шли на переговоры с правительством, предлагали даже принять российское подданство при условии, если они останутся в родных местах и будут прекращены военные действия.. Однако царское военное командование категорически требовало прекратить сопротивление, переселиться с гор на равнину или же эмигрировать в Турцию, что каждый раз отвергалось представителями адыгов.

С прибытием в Закубанье посланнику Шамиля Мухамед-Эмину удалось с помощью обещаний социальных преобразований и пропаганды мюридизма консолидировать значительную часть адыгских племен, ввести принципы государственности и усилить сопротивление адыгов царским войскам. При этом он получал всевозрастающую помощь от Порты и Англии. Военно-морская эскадра последней в конце мая 1854 года подошла к черноморскому побережью и подвергла интенсивному обстрелу укрепления и форты береговой линии. Особое значение придавалось Анапе, Геленджику и Суджук-Кале, падение которых, по мнению англо-турецкого командования, нанесло бы "смертельный удар русскому влиянию в Черкесии". Укреплениям и фортам был нанесен огромный ущерб, но это не решило проблему Кавказской войны.

Во время Крымской войны 1853-1856 гг. англо-франко-турецкое командование ожидало от Мухамед-Эмина и Сефер-бей Зана крупную помощь в предоставлении 10-тысячной черкесской конницы, но ни тому, ни другому не удалось выполнить это обещание. Адыги и другие" горские народы Северо-Западного Кавказа "не доверяли по-настоящему ни гяурам (т. е. англичанам и французам - Б. Д.), пришедшим сюда захватить их землю, ни туркам, которые с этими гяурами связались и, очевидно, сами находятся... в полном подчинении... и сколько-нибудь путной помощи горцы союзникам, и к полному разочарованию последних, не оказали". По существу это и предопределило исход черкесского вопроса на Парижском конгрессе, состоявшемся в 1856 году, когда в ходе закулисных торгов между его участниками он был снят с повестки дня.

Развязав свои руки перед мировым сообществом, царское правительство приступило к окончательному покорению С.З.К. Для царизма создались благоприятные условия для решения основной стратегической задачи. С одной стороны, в феврале 1857 г. в Туапсе высадился трехтысячный турецкий корпус, усиленный крупным английским десантом с целью занять основные стратегические пункты побережья, что могло быть использовано царизмом для оправдания колониальной войны. С другой стороны, в августе 1859 г. капитулировал Шамиль, что позволило царизму перебросить освободившиеся силы на С. З. К. Произошли определенные изменения и в Закубанье. В 1859-1860 гг. принесли присягу царизму сначала бжедуги, затем темиргоевцы, махошевцы, егерухаевцы, бесленеевцы и закубанские кабардинцы, что сузило масштабы военных действий. 20 ноября 1859 г. царским войскам сдался Мухамед-Эмин. В декабре того же года скончался Сефер-бей Зан. Основной удар царские войска направили против так называемых "непокорных" прибрежных адыгов.

Нависшая угроза побудила адыгов к единению. В 1861 г. в долине р. Сочи состоялся съезд представителей прибрежных адыгов, на котором избран совет - "Великий меджлис вольности черкесской" во главе с убыхским старшиной Хаджи Коренук Берзеком. Подвластная меджлису территория была разделена на 12 округов во главе со старшинами (мухтарами). Создавалось постоянное войско из расчета 5 вооруженных всадников от 100 дворов. Меджлис сделал попытку установить дипломатические отношения с правительствами Англии, Франции и других западноевропейских государств, чтобы заручиться их поддержкой в борьбе с царизмом, но из этого мало что получилось. Во время приезда российского императора Александра II на Северный Кавказ в 1861 г. делегация меджлиса встретилась в ним. На переговорах делегация изъявила готовность принять подданство России с условием, что прибрежные адыги будут оставлены на своих местах и будет прекращена война. Царь отверг это предложение и предложил им выселиться с гор на Кубанскую равнину или переселиться в Турцию.

Военные действия возобновились. В течение 1862-1863 гг. горцы оказали героическое сопротивление, но под напором превосходящих сил оставили земли от р. Белой до Адагума. Преодолев горный перевал в начале 1864 г., царские войска заняли укрепление Вельяминовское, форт Лазарев, долину р. Шаге. 20 мая 1864 г. войска сошлись в центре Ахчипсухвской земли - на урочище Кбаада, что означало окончание продолжительной и изнурительной Кавказской войны. Огромной российской империи, ее колониальной политике адыги оказали героическое сопротивление, удивляя мир своим мужеством и самопожертвованием. "Народы, учитесь у них (т. е. черкесов), на что способны люди, желающие оставаться свободными",- говорилось в обращении руководимого К. Марксом и Ф. Энгельсом "Союза коммунистов".

В то время, когда на турецком побережье адыгов месяцами держали под "карантином", и те ежесуточно умирали сотнями, а уцелевшей массе отводились самые худшие земли, русский трудовой народ и демократическая часть его интеллигенции по-другому реагировали на трагедию, которая постигла адыгов, сочувствовали им. Трудовые массы иногородних и казачества доброжелательно и тепло встречали переселявшуюся с гор на равнину часть адыгов. Они давали им кров и пищу, надолго оставляли горских детей на содержании, пока не устроятся их родители, даже обучали их грамоте и ремеслу, после чего возвращали их родителям.